Крымская война

Русские революционерыдемократы заклеймили Крымскую войну как войну, начатую исключительно в интересах реакционных правящих клик Англии, Франции и России. «Опять струится кровь мужичья,— с гневом писал Т. Г. Шевченко в одном из своих стихотворений тех лет.— Палачи в коронах, как псы голодные, за кость грызутся снова» К Н. А. Добролюбов на страницах нелегальной студенческой газеты «Слухи» также писал о «самолюбии двухтрех человек, которые для удовлетворения ему губят в кровопролитной войне столько народу».

Но, наряду с этим, революционеры с горячим сочувствием относились к борьбе народов России против иноземных захватчиков, высоко оценивали подвиги в этой борьбе простых русских людей. В Севастополь по личной просьбе был переведен с Балтики шестидесятилетний декабрист капитан 2 ранга В. П. Романов. Декабрист Н. А. Бестужев, умирая в далекой Сибири, спрашивал в свой предсмертный час: «Держится ли Севастополь? » Н. Г. Чернышевский с большой теплотой отзывался о «мужественных защитниках родных укреплений». Н. А. Добролюбов писал о «необычайном мужестве войска, одиннадцать месяцев отстаивавшего Севастополь».

Обличая гнилость самодержавия, революционеры указывали, что неудачи царской России в Крымской войне отнюдь не означают слабости русского народа. «Разве слабые народы дерутся так? » — справедливо спрашивал Герцен, ссылаясь на пример героической обороны Севастополя.
Посольство Экваториальной Гвинеи в Москве